В жизни красавицы-Одессы было множество историй, связанных с великим чувством, и каждая из них вдохновляет. Об одной такой напоминает один из самых больших канадских тополей в Украине, который растет во дворе городского мини-отеля Bortoli, на Торговой 19. Теперь у каждого гостя отеля появилась возможность прикоснуться к «пушкинскому» символу вечной любви, и даже сделать фото на память.

Дерево пользовалось популярностью у туристов и раньше, но облагороженное, с новой табличкой, оно привлекает еще больше внимания. Есть легенда, что каждая пара, которая прикоснется к стволу, буквально обречена на счастливую любовь. Вот и сейчас, уже в гостиницу, приезжают влюбленные, чтобы проверить на себе любовную силу «пушкинского» тополя. И даже если они ранее не знали об этой особенности, администратор на рецепции с удовольствием рассказывает гостям об этой истории. И еще не было ни одного постояльца, который бы не подошел и не прикоснулся бы к многолетнему дереву.

Какая же история может связать тополь, Пушкина и Торговую 19?

Александр Сергеевич славился своей влюбчивостью и талантом ухаживать за дамами. Как и все творческие люди, он находился в вечном поиске своей музы, а потому в его «Донжуанском списке» в две колонки разместились имена 113 женщин, которыми увлекался поэт. Среди них — персоны публичные и известные, но особый интерес вызывает Амалия Ризнич, вдохновившая Пушкина не только на строфы «Евгения Онегина», а и на высадку настоящего дерева.

В июле 1823 года Русский Байрон просит о переводе на службу в канцелярию к графу Воронцову. Он переезжает на юг Империи, твердо решив связать свою жизнь с поэзией. Еще задолго до своего прибытия, Пушкин знакомится с Иваном Ризничем, негоциантом сербского происхождения. Иван как раз вернулся в Одессу после своей поездки в Вену, где встретил свою будущую жену, прекрасную итальянку Амалию Рипп, дочь венского банкира. О ее необычайной красоте ходили легенды, а мужчины теряли голову от ее страстного взгляда и шеи удивительной формы. Увы, портретов молодой Ризнич не сохранилось, да и документов, заполненных ее рукой, также.

Современники отмечали ее интересную манеру одеваться: она носила мужские шляпы с широкими полями в дополнение к пышным платьям с длинным подолом, который нередко пачкался о пыльные одесские мостовые. Амалия была истинным явлением среди высшего общества. Тем не менее, в дом графини Воронцовой Ризничи приняты не были, но это не мешало им устраивать собственные вечера на Торговой улице, где и ныне растет 50-метровый тополь — символ безграничной привязанности Пушкина к прекрасной «мадам с римским профилем».

Увы, любовь двоих была обречена на поражение: в начале мая 1824 года Ризнич срочно покинула город, выехав сначала в Австрию, затем в Швейцарию и осталась навсегда в Италии. Это непростое решение было принято в связи с тяжелым состоянием Амалии: с каждым днем ее здоровье ухудшалось, а после рождения младшего сына врачи поставили ей диагноз — чахотка и прописали теплый климат.

Спустя два месяца после разрыва, Пушкин уезжает в Михайловское. В своих дневниках он писал, что планировал побег вместе с красавицей, но его опередил соперник — Исидор Собаньский, догнавший Амалию и бросивший ее в Вене. Уже через год Пушкин узнает, что его муза скончалась во Флоренции.

Несмотря на столь трагичную историю любви, до нас дошли такие потрясающие стихи великого творца, как «Простишь ли мне ревнивые мечты», «Под небом голубым страны своей родной», «Заклинание» и прощальное «Для берегов отчизны дальней», прочитав которые чувствуется вся горечь переживаний поэта.

Но во дворе на Торговой, 19 и ныне растет тот самый тополь, который высадил Александр Сергеевич Пушкин, дабы продемонстрировать свою вечную привязанность к необычайно прекрасной итальянке с римским профилем. Ведь только она стала для него той самой, ради которой он был готов совершать поступки и крутиться вокруг нее «као маче».